Александр Громов. Быть проще



Неживому сюда хода не было - в подземных галереях роботов плющило в титановые блины, опрокидывало в чаны с кипящей кислотой, плавило в спонтанно возникающих высокочастотных полях, вмораживало в глыбы твердого воздуха, било молниями, простыми и шаровыми. Для человека подземелье готовило иные сюрпризы.
Во-первых, оно разговаривало с ним. Во-вторых, в отличие от робота очень удачливый человек теоретически мог избежать смертельных ловушек и дойти до цели. Во-всяком случае, подземелье сообщало об этом всякому входящему. Лгало оно или говорило правду, до сих пор оставалось невыясненным - за сотни лет ни один вошедший еще не вернулся назад живым подтверждением сказанному.
Правда, кое-что было известно и так. Легенда, считавшаяся правдоподобной, говорила о том, что давным-давно, более двух тысячелетий назад, когда отравленная до предела Земля перестала поддерживать существование живых существ и более обеспеченная часть населения предпочла покинуть ее, предоставив менее обеспеченной части вымирать естественным порядком, некий эксцентричный триллионер, входивший в тройку самых богатых людей обитаемой Вселенной, обратил половину своего состояния в неисчислимые вещественные сокровища, скрыв их в толще скандинавских гранитов. Вторая половина триллионов пошла на создание пресловутой пещеры Али-Бабы, куда более совершенной, нежели та, чтобы была выдумана невежественными арабскими сказителями. Зачем - вопрос без ответа на уровне логики. Быть может, только для того, чтобы люди когда-нибудь вернулись на Землю. Согласно той же легенде, сам триллионер эмигрировать отказался.
Подземелье, если ему верить, жило своей жизнью, углубляя и перекраивая себя. Топография ходов менялась, пропадали старые ловушки и возникали новые. Чертежи, если бы их и удалось передать на поверхность, были бесполезны.
Взломать? Пытались и не раз. Как правило, подземелье уничтожало взломщиков, доказывая тем самым, что умеет убивать не только внутри себя. Гибли механихмы и люди, плавились стенки прорубленных штолен. Подземелье вовсе не объявляло себя всесильным в грубом лобовом противостоянии и, наверное, способ взлома все же существовал. Но искать его перестали после того, как было получено внятное предупреждение: в крайнем случае подземелье уничтожит самое себя.
Вместе с сокровищами.
Снаружи бушевала радиоактивная метель. Где-то позади остался космический челнок, лишь писком радиомаячка обнаруживая свое присутствия. Челнок был взят напрокат, заложенная в него программа приказывала ему взлететь и лечь на обратный курс в том случае, если пилот не вернется на борт спустя трое суток.
Зев пещеры оказался узок и высок, как готическая арка. Защитное поле пропустило человека, счистив с него радиоактивную и химическую грязь. Человек усмехнулся: сколько раз наблюдал он это в записи! Он замедлил шаги. Теперь должен был зазвучать Голос, многократно проанализированный всеми мыслимыми способами, но не дававший и подобия ключа к разгадке. Да и могло ли быть иначе? Возможно, создатель подземелья и был сумасшедшим, но он не был дураком.
И Голос раздался - надтреснутый, похожий на стариковский. Большинство экспертов сходилось во мнении, что подземелье подстраивалось под тембр своего давно умершего и истлевшего создателя.
- Стой.
Человек послушно остановился. Как и многие другие, вошедшие к сюда до него. Все было правильно.
- Ты желаешь богатства?
Ненужный, чисто ритуальный вопрос. Человек ответил утвердительно. Если бы он сказал "нет", подземелье просто не пропустило бы его дальше. Такое изредка случалось.
- Ты готов рискнуть?
- Да.
И опять ненужные слова. Многие, очень многие хотели рискнуть. Правда, некоторые из них поворачивали назад, услышав предупреждение.
- Ты видишь черту на полу?
- Только ее и вижу, - честно ответил человек. Мерцающий туман за чертой, несомненно, удерживаемый каким-то полем, мешал увидеть глубину подземелья. До сих пор все попытки локации оказывались безуспешными. Что ж, везде свои правила, а хозяин - барин.
Главное, чтобы игра шла по правилам. Без шулерских штучек.
- Скоро увидишь и остальное. Но прежде чем пересечь черту, ты должен оставить здесь все оружие, все инструменты, связные и сканирующие устройства любого типа. Нарушение этого правила карается немедленной смертью. Ты понял?
- Нет ничего такого, даже имплантированного, - сказал человек. - Только одежда и фонарик.
- Фонарик можешь оставить при входе, - милостиво разрешил Голос. - Он не пригодится.
Новость. В тех записях, что человек внимательно изучил перед тем, как отважиться на попытку, подземелье ничего не говорило соискателю об источниках света. А вот его предупреждает... Одно из двух: либо внутри достаточно светло, и тогда выходит, что подземелье симпатизирует ему, раз дает подсказку... либо оно лжет.
- Не бойся подвоха, - сказал Голос. - Я играю честно.
- Ты читаешь мысли? - с беспокойством спросил человек.
- Нет нужды. Я вас хорошо знаю. Слушай правила игры: ты идешь и находишь то, что тебе нужно. Я мешаю тебе, используя базовый набор средств и не придумывая для тебя новых приемов. Двигаться можно только вперед. Если после пересечения черты ты повернешь назад, я уничтожу тебя немедленно. Если ты повернул или почему-либо не дошел - ты мертв, и игра заканчивается. Если ты добрался до хранилища, игра так же заканчивается, но уже твоей победой, и ты получаешь право опустошить хранилище...
- Только право или и возможность тоже? - перебил человек.
- Здесь права гарантированы. Сейчас у тебя есть право попытаться. Ты принимаешь условия игры?
Еще бы не принять! Три года подготовки, груды видеозаписей, сотни часов на имитаторе, психотренинг, искусственно подстегнутые рефлексы, сильные и сухие, как у йога мышцы... А главное, исчерпанный банковский кредит и невозможность выбраться из нищеты иным способом. Даже деньги на арену челнока пришлось занять у друзей, обманув их насчет целей займа - кто же согласится кредитовать самоубийцу!
Еще три года назад он знал, что в конце концов явится сюда и скажет "да". Но только теперь по спине пробежал холодок.
- Я хочу задать вопрос, - сказал человек. - У меня действительно есть шанс?
Ему показалось, что в глубине подземелья кто-то хихикнул.
- У тех, кто вошел сюда до тебя, тоже был шанс. Задача имеет решение, это все, что я вправе сообщить. И у гроссмейстера можно выиграть. Теперь решайся или уходи. У тебя одна минута.
- Я согласен.
Как вниз с обрыва, не видя дна. Короткая дрожкая судорога - и спокойствие. Нормальная настороженность и уверенность в конечной победе. Будь проще, здесь некогда раздумывать. Действуй не колеблясь. Убей в себе страх - он союзник твоего врага.
Человек пересек черту на полу. Теперь он был невидим для тех, кто мог бы наблюдать за ним с той стороны черты. Если бы там кто-то и остался, он ничем не смог бы помочь, как уже не могли помочь просмотренные видеозаписи предыдущих попыток. Так входили в подземелье его предшественники. Входили, надеясь только на себя. И не возвращались.
Человек не дерзнул сделать шаг назад, но пощупал рукой. Позади была твердая, скользкая на ощупь стена. Назад хода не было.
Что ж, все по правилам.
Почему-то казалось, что силовая стена, отделившая его от внешнего мира, должна быть непременно прозрачной с этой стороны. Как издевка подземелья: мол, смотри, запоминай напоследок... На миг захотелось обернуться, но человек сейчас же отогнал неуместное желание. Вряд ли любопытные живут здесь долго. Ежесекундно готовый отпрянуть, ускользнуть, обмануть ложным движением, он сделал шаг, другой...
Здесь не было мерцающего тумана. Пещера суживалась, превращаясь в прихотливо изогнутый тоннель с гладкими стенами. Стены неярко светились; иногда по ним пробегали радужные сполохи. Да, фонарик действительно не нужен...
Третий шаг. Четвертый. Пя...
Первая ловушка была явно рассчитана на круглого дурака: огромнейший чугунный молот весом, наверное, в тонны две, почти не замаскированный, падал сверху, стоило жертве наступить на определенный квадратик мозаичного пола. Падал он с важной медлительностью, и только паралитик не успел бы отскочить в сторону.
Удержанный неизвестно чем, молот не коснулся пола. Завис как бы в нерешительности, затем пошел вверх и втянулся в распахнувшийся в потолке люк.
- И это все, на что ты способен? - с усмешкой спросил человек.
Голос молчал.
Пожав плечами, человек двинулся дальше. Если здешние ловушки все такие... Нет, конечно же, нет! Подземелье элементарно усыпляет бдительность. Старые штучки. Надо думать, одна-две следующие ловушки будут столь же несерьезными, зато потом - держись! И вовремя реагируй. Жди подвохов. Будь иначе - кто-нибудь уже давно добрался бы до хранилища.
Узнать бы: что в нем? Если металлы типа золота, платины или, допустим, трансуранидов, то их сегодняшняя рыночная стоимость никак не исчисляется триллионами - в лучшем случае сотнями тысяч. Тоже неплохо, конечно, но... не то. А если там драгоценные камни, то и того хуже - дешевка по нынешним временам. Время идет, технологии развиваются.
Иное дело - сокровища искусства. Вряд ли сумасшедший триллионер был настолько слабоумным, чтобы не понимать, какие виды сокровищ со временем обесцениваются, а какие, напротив, дорожают и дорожают.
Или, например, древние тайные знания. Легенда гласит, что тот триллионер прожил двести лет. Врет, наверное. А если не врет?.. Рецепт долголетия стоит триллионов. Ну что такое сегодняшние сто двадцать лет средней продолжительности жизни? До обидного мало. Продавать желающим лишние восемьдесят лет да еще прослыть при этом благодетелем рода человеческого - ого!..
Шаг. Еще шаг. Еще...
Одиннадцать шагов обошлись без сюрпризов. На двенадцатом из стены выскочил тонкий хлыст, свистнул низко над полом.
Человек подпрыгнул чуть позже, чем следовало, но все же не фатально поздно. Описав круг, хлыст мгновенно втянулся в стену, а на мозаичный пол мягко упал аккуратно срезанный ломтик подошвы. Человек мысленно чертыхнулся: все-таки задело... Страшно было подумать, что случилось бы с ним, опоздай он подпрыгнуть. С той же легкостью срезало бы ноги. Лежал бы здесь, корчась, истекая кровью, исходя бессмысленным криком... Нет сомнения: некоторые из соискателей погибли уже здесь.
Правда, нигде не видно останков расчлененных неудачников - ну так что с того? Наверняка квазиразумное подземелье само заботится о поддержании чистоты внутри себя. Денег на него было ухлопано предостаточно. Кроме того, груды останков предыдущих соискателей недвусмысленно указывали бы последующим на опасные места.
Секунда - и новый хлыст рассек воздух выше предыдущего. Рефлексы оказались быстрее разума и сработали правильно: не пытаться перепрыгнуть, а упасть ничком, пропустив хлыст над собой. Сейчас же мозаичный пол начал крениться, как палуба судна, попавшего в шторм. Большой фрагмент пола быстро поворачивался на шарнире, готовясь сбросить человека в открывшийся черный провал. Что там внизу - кислотная ванна? вращающийся шнек мясорубки? бездонный колодец, в который падать и падать, воя от ужаса? Если бы человек и успел подумать об этом, то его мысли все равно не имели бы никакого значения.
Он оттолкнулся одной ногой от пола, другой от стены и перелетел за кренящийся фрагмент. Упал, перекатился, вскочил. Нырнул вперед, уходя от струи огня, внезапно вырвавшейся из стены, сгруппировался, ушмыгнул вбок от падающего сверху лезвия гильотины, в прыжке пролетел скозь неизвестно откуда взявшееся пылающее кольцо. Что-то подсказало: вне кольца пути нет.
- Неплохо, - снисходительно поощрил Голос.
"Посредственно", - мысленно поправил человек. На тренировках у него получалось лучше. Подумаешь - четыре ловушки одна за другой. А десять не желаете ли?
Он проходил и двенадцать ловушек кряду - не всякий раз, но как правило. То, что ему продемонстрировало подземелье, было сущей чепухой по сравнению с виртуальным тренажером-имитатором. Правда, в виртуальном пространстве подземелье не могло его убить, причиняя при ошибках лишь боль и - иногда - стигматы, шутки подсознания в виде рубцов и ожогов на теле. По правде говоря, и с виду виртуальное подземелье не очень походило на настоящее, но кто может похвастать, что видел его, настоящее? В смысле, кто видел подземелье и сумел вернуться, чтобы описать его создателям тренажера? Никто. По условиям игры вернуться можно только с сокровищем, и если бы кто-то вернулся, тренажер потерял бы главный смысл, превратившись в заурядную виртуальную игрушку. А хорошие, однако, бабки заработали на дураках создатели тренажера... Впрочем, хорошие бабки только на дураках и зарабатываются...
Наплевать, подумал человек. Он почти не запыхался. А что сердце стучит и ладони вспотели, так это от естественного волнения. До усталости еще далеко. Как бы ни был тренажер от реальности, главному он научил. Скорости. Реакции. Выносливости. Интуиции. Пожадуй, ничего другого здесь не требуется.
Ну, вперед!..
Спустя тридцать минут человек был еще жив. Правая щека горела от ожога, одежда превратилась в лохмотья, на боку и предплечье красовались сочащиеся кровью порезы. К счастью, внезапно выскочившие лезвия, от которых человек почти - вот именно, почти! - успел увернуться, оказались без яда.
На тридцать первой минуте погас свет.
Упав, вжавшись в пол, человек услышал, как что-то привычно свистнуло над головой. Вскочить он не успел. Кто-то грузный, тяжело сопящий навалислся на него сверху, нащупал горло и стал душить.
Ударив локтум и попав, как видно в солнечное сплетение, человек на секунду добился ослабления зватки. Ужом извернулся под противником, ударил еще, целясь в пах, сам получил удар головой в лицо, но сумел сбросить с горла узловатые пальцы душителя, а затем и выползти из-под давящей тяжести. Вскочил. Неизвестный тяжело дышал где-то рядом и, похоже, также поднимался на ноги.
В кромешной темноте человек провел наугад три сокрушительных удара и двумя из них попал. Неизвестный взвыл от боли, затем захрипел.
Стены коридора вновь осветились.
Никого. Человек оглянулся. В самом деле - никого... Кридор здесь прямой, противник не мог так быстро убежать. Разве что втянулся в стену...
- Ну и фокусы у тебя, - сипло и зло сказал человек, с трудом ворочая шеей.
- В рамках правил игры, - немедленно отозвался Голос. - Я не выдумывал для тебя ничего нового.
- Что же ты сволочь, - сипло укорил человек, с трудом ворочая шеей, - сказал, чтобы я оставил при входе фонарик? А сам свет гасишь! Это тоже в рамках правил?.. Что молчишь?
- Нет, - согласился Голос после паузы. - Это не в рамках правил. Это подсказка. С фонариком ты не добрался бы до этого места.
- Почему? - выкрикнул человек.
- Потому что на сто девятом метре...
- Я не о том! Почему ты дал мне подсказку?
- Почему бы и нет? Ты не доволен? Разве твои шансы уменьшились? Да и мне интересно посмотреть. Обидно, когда соискатель гибнет слишком рано. Кроме того, в последнее время соискателей становится все меньше.
Обидно ему... Интересно, видите ли, посмотреть! Быть может, верен тот вариант легенды, согласно которому безумный триллионер скопировал в квазиживые мозги подземелья свое собственное сознание? Старческое какое-то любопытство, нездоровое...
Наплевать. Вперед!
Шаровая молния, летящая со скоростью пушечного ядра... Уклониться. Пляшушая сеть электрических разрядов... Проскользнуть.
Дальше была развилка. Два одинаковых коридора - правый и левый.
- Может подскажешь? - спросил человек. - Теперь куда?
- Тебе решать. Но идешь ты хорошо, я прямо любуюсь...
- Ну-ну, любуйся. А лучше бы дал совет.
- Один путь длиннее, другой короче.
Ага, значит, к цели приведут оба. Это главное.
Словно гора с плеч. Мучительный выбор между жизнью и смертью превратился в смехотворную дилемму: какой рукой лучше почесать затылок, правой или левой?
Правой.
Десять шагов. Ничего. Еще десять. Еще пять...
Гудящий рой крупных ос. Шершни. Стремительные убийцы. Нечто подобное было и на имитаторе, только вместо шершней там гудели мутированные москиты - каждый с воробья.
Все равно любой укус здесь смертелен. Один-единственный укус.
Рой распался на множество черных точек. Они атаковали с невероятной быстротой.
Первым побуждением человека было метнуться назад, но он вовремя вспомнил предупреждение. Нет, назад нельзя. А если вперед?..
Рывок!
Осы пронеслись сквозь него, не задев. Их грозное слитное гудение слышалось теперь позади и удалялось. Морок, с облегчением понял человек. Голограмма. И сию же секунду гудение стало стремительно приближаться вновь.
Человек побежал.
Он был почти уверен, что теперь за ним гонятся не бестелесные изображения, а настоящие крылатые убийцы. Десять против одного... Неопытный игрок, воображающий себя шибко умным, тут и проиграл бы свой шанс, а с ним и жизнь. А надо быть проще. Обмануть, усыпить бдительность и ударить насмерть - это так просто, так понятно, так по-человечески...
Он с разбегу перепрыгнул огненную ловушку. Дальше был зал. И - круглый бассейн внутри зала.
Шершни настигали. Сделав отчаянный прыжок, человек перелетел через парапет и нырнул в бассейн.
В воду! С головой, с ногами! Чтобы ничего не торчало. Возможно, эти твари способны жалить сквозь одежду и даже обувь, но они заведомо не умеют нырять...
Слой воды оказался толщиной в пядь. А ниже - вязкий засасывающий ил.
Человек, попытался забарахтаться, но не сумел: илистая трясина держала крепко, сковав и медленно заглатывая. Мошка в янтаре - и та имела больше шансов выбраться из плена.
Человек взвыл от злости, выпустив цепочку пузырей. Сам прыгнул в ловушку! Сам! Так глупо попасться!
Чья-то когтистая лапа, погрузившись в трясину, ловко выудила его и швырнула на каменный парапет. Сверху низвергнулись потоки воды, смывая с тела липкую грязь.
Человек задыхался. Если бы на него лилась не вода, а царская водка, он не нашел бы в себе сил двинуться с места.
Шершни куда-то исчезли. Зато на каменной тумбе перед ним сидел Сфинкс, глядел на мокрого оборванца и точил о тумбу когти. Кисточка львиного хвоста подрагивала от нетерпения, но женское лицо было равнодушно. В умело подкрашенных глазах Сфинкса стыл лед.
Что больше всего поражало, так это полное соответствие тренажера имитатору. Там тоже был Сфинкс. И надо было отгадать загадку.
- Отдышался? - голос Сфинкса был начисло лишен эмоций. - Если нет, я подожду еще. Но недолго. Потом ты должен будешь ответить на три вопроса.
- Почему на три? - недовольно спросил человек.
- Ты правильно ответишь на три вопроса, и только тогда продолжишь путь, - сказал Сфинкс. - В противном случае твой путь тут и прервется. Я не спрашиваю тебя, согласен ты или нет. Твоего согласия не требуется. Ты готов?
Человек со вздохом покрутил головой.
- Ладно... Задавай свои вопросы.
- Вопрос первый: для чего ты живешь?
Ничего себе вопросец... Во-первых, жить довольно приятно. Во-вторых, родители как-то не спрашивают детей, хотят ли те рождаться. Родили - и живи себе, вот и весь ответ.
Вот только удовлетворит ли такой ответ Сфинкса? Пожалуй, что нет. Вот ведь, гадина, гибрид, музейный урод с философским уклоном!..
- Я жду, - напомнил Сфинкс, подняв львиную лапу к самому лицу человека. Из мягких подушечек медленно выдвинулись стальные когти.
Вцепиться в эту лапу, рвануть на себя, швырнуть чудовище через бедро было делом полусекунды. В бассейн его! В трясину! Тяжелый, гад...
Сфинкс заревел совершенно по-львиному. Затем трясина сглотнула его. На поверхность выскочило несколько крупных пузырей - и все.
Человек перевел дух. Огладелся. Подземелье не реагировало.
- Это по правилам? - спросил он на всякий случай.
- Вполне, - ответил Голос. - Правила здесь задаю я. Некоторые думают, что это не так, но они ошибаются.
Человек поморгал. Это что выходит такое? Ловушка здесь может обладать свободой воли? Даже часть ловушки, потому что Сфинкс, бассейн и шершни - одна и та же ловушка, только сложная...
Но ведь в тех же пределах и соискатель обладает свободой воли. Так что, пожалуй, все справедливо. И подземелье играет по правилам, поскольку выход из ловушки все же нашелся!
Простейший выход, между прочим. Интеллектуал попытался бы ответить на вопросы - и наверняка проиграл бы. Здесь, как и везде, надо быть проще...
Других ловушек в зале не оказалось. Человек с удовольствием отдохнул бы на парапете бассейна, но особенно рассиживаться не стоило. Кто знает, какой сюрприз приготовило подземелье на данный случай.
Новый коридор. Целые заросли сверкающих лезвий, скрещивающихся на манер ножниц... Свист разящего хлыста... Шкворчащие струи расплавленной меди... Тихий шелест летящего диска с бритвенно-острыми краями, нацеленного точно в горло...
Упасть. Перекатиться. Перепрыгнуть. Увернуться. Рвануть вперед.
Кто сказал, что у гроссмейстера невозможно выиграть?
Коридор заканчивался тупиком. Человек оскалился в усмешке: знакомые штучки... Хранилище, наверное совсем рядом, надо только догадаться, как открыть эту стенку, и решение наверняка будет простым, как мычание. Быть может, просто боднуть ее головой? А ну, Сезам, откройся!..
- Не споткнись, - иронически посоветовал Голос. И в этот момент человек споткнулся.
Он почувствовал, что скользит куда-то вниз, в темноту, и едва успел сгруппироваться, как падение прекратилось. Он лежал в большой камере на чем-то жестковатом, но упругом. Наклонный лоток, по которому он только что скользил, уже успел втянуться в круглое отверстие над головой. Миг - и закрылось отверстие.
- Ты пришел, - возвестил Голос.
- Куда? - спросил человек, оглядываясь. - Это не хранилище.
- Это отстойник. Или могильник, если тебе угодно. Сюда попадают такие, как ты. Восемнадцать процентов вошедших. Мне уже трижды приходилось расширять это помещение. Второй отстойник - дважды. Там остаются десять процентов соискателей. Видишь ли, левый путь от развилки длиннее и сложнее, не все доходят...
Человек сглотнул. Облизнул потрескавшиеся губы.
- Значит... - он не сразу выговорил страшное слово, - я проиграл?
- Не всем же выигрывать, - снисходительно сказал Голос. - Кстати, на твоем месте я бы не вставал. Нехорошо топтать покойников.
Человек дико воззрился на то, что лежало под ним. Мумии... Коричневые ссохшиеся мумии с провалившимися глазницами, жуткими оскалами, мачалками свалявшихся волос на туго обтянутых черепах... Мумии друг на друге. Слоями.
Неужели и его судьба стать такой же мумией? И пружинить под следующим неудачливым игроком? Нет... Нет!!!
- Здесь сухо и нет ни микробов, ни грибков, - продолжил Голос. Наверное, он все же читал мысли. - Я бы мог кремировать тела проигравших игроков, но, по-моему, хранить их мумифицированными чище и гигиеничнее...
- Ты обманул меня! - закричал человек. - Я дошел! Твои ловушки ничего со мной не сделали! Где хранилище?
- Показать тебе? Смотри.
В воздухе сгустилось изображение. Условная человеческая фигурка стояла по стойке "смирно" и не делала попыток увильнуть в сторону. Первая ловушка, самая первая и самая глупая, не увернуться от которой умудрился бы только паралитик...
Молот едва коснулся головы фигурка. В тот же миг фигурка провалилась в люк. Сокровища были там. И какие сокровища! Нет, они не обесценились за минувшие тысячелетия, они даже выросли в цене...
Сокровища лежали у входа. А он... он, как дурак, прошел весь путь, обманывая ловушки, уворачиваясь, финтя, сражаясь до последнего... и зная, что обратного пути нет.
- Это нечестно! - завопил человек, размахивая руками. - Не по правилам!
- Ты слышал правила игры, - возразил Голос. - Могу повторить. Разве в них было сказано, что ты должен пройти все подземелье из конца в конец?
Человек сплюнул. Оскалился и оскал его был страшен, но бессилен. Он проиграл. Подземелье перехитрило его, обвело вокруг пальца. Элементарно надуло!
- Зачем же вся эта... бутафория?
- Почему бутафория? - Голос, казалось удивился. - Ловушки настояшие. Почему ты решил пройти их все - спроси у себя, ведь ты человек, а я только механизм. Но ты, вероятно, хочешь спросить, почему я не убил тебя сразу, как только ты миновал хранилище? А меня ты не берешь в расчет? Должен же я был получить удовольствие, наблюдая за тобой. И я его получил. Некоторые из твоих предшественников шли лучше тебя, но и ты шел неплохо...
Человек обхватил голову руками и замычал, раскачиваясь.
- Вы вечно говорили, что надо быть проще, - вещал Голос, - и вели себя соответственно. Проще не думать, чем думать. Проще выбросить вещь на помойку, чем ремонтировать ее. Проще напрячь кого-нибудь, чтобы изобрели новую штуковину, позволяющую не двигаться, нежели самим пошевелить конечностью. Проще поддерживать в тонусе дряблые мышцы на тренажере, чем колоть дрова и таскать воду из колодца. И уж куда проще, загадив свой дом, переехать в соседний, пустующий, чем заняться уборкой. На том вы всегда стояли, на том стоите и сейчас. Быть проще, еще проще! Но даже этого вы не умеете...
Голос смолк. Человек пошевелился, встал на жесткое, слегка пружинящее. Под его ногами лежали сухие мумии проигравших игроков. Иные - в странных позах. Похоже, перед смертью они пытались укусить собственный локоть.

Октябрь, 2001
Александр Громов. Быть проще